Svetlana (gbhfn) wrote,
Svetlana
gbhfn

О романе Захара Прилепина „Обитель“

Люди бьют и убивают друг друга – один за кусок хлеба, другой за грубое слово, третий из пустой фанаберии. Лгут, воруют, выслуживаются перед начальством. Условия Соловецкого лагеря высвечивают и самое лучшее, и самое худшее, что есть в человеческой натуре. Как говорит одна из героинь романа, «человек темен и страшен». Соловки прежде всего темное выволакивают из души наружу. А ведь это «Страна Советов» в миниатюре! И Прилепин, подав постреволюционную Россию в таком виде, за ручку приводит читателя к идее: что заслужил народ наш, то и получил. В каком грехе находился, такое и воздаяние обрел. Каждую минуту каждый человек мог «встягнуться от греха», сделать выбор, высвобождающий его от жизни порочной. Но кто сам по себе, пребывая в покое и довольстве, пожелал покаяться, исправиться?! Тогда сам Господь поставил народ в жесточайшие условия огромного лагеря, на порог смерти… и что?
У последнего предела раскаяние все-таки приходит.
Центральная сцена романа – общая исповедь, которую в изоляторе на Секирной горе принимают у лагерников двое священнослужителей. Да в чем только не признались им (а значит, и Богу) те, кто ждал: вот сейчас уведут и прикончат!
«--Владычка! – как брошенный в огонь, взвыл кто-то. – Я зарезал жену!
Все смолкли, но совсем ненадолго.
-- Расстрелял жидка! – прохрипел еще один.
-- Боже мой, я ограбил и убил старуху! – сознался третий.
-- Задушил ребенка! Помилуй! Всеблагой! Молю!
Крик стал до того густой, что сквозь него не пролетела бы птица»…
Страшно? Нет, не покаяние страшно, а то, что всё это когда-то совершилось, потом ушло на глубину души, да и живет там, как больной хищник в норе. Покаяние, наоборот, -- тепло, надежда…
Д.Володихин. Тут полностью
Tags: Журнал Фома
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments